deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Гений

Один из самых богатых людей планеты, подаривший миру Google, сегодня празднует свой 42-й день рождения. Кто и как воспитывал в рожденном в СССР еврее склонность к бунту, что заставляет его с 30 миллиардами долларов в кармане прыгать через забор и почему ему легче общаться c израильскими школьниками, нежели с политиками.В мае 2000 года на церемонии Webby Award, аналога премии Оскар в интернете, Сергей Брин произнес простые слова, которые можно сравнить, пожалуй, по масштабу дальнейших событий с фразой Юрия Гагарина «Поехали!». Держа в руках награду «Народный выбор» в номинации технических достижений, он скажет лишь: «Мы любим вас, пользователи Google!» – и уже через месяц Google официально станет самым большим поисковым сервером в мире, проиндексировав миллиард страниц. А когда в 2004 году акции Google появятся на бирже, личное состояние СергеяБрина по темпам роста доходов опередит учредителей корпорации Microsoft Билла Гейтса и Пола Аллена. Cегодня именинник находится в первой двадцатке богатейших людей мира. Две недели назад он стал президентом нового холдинга Alphabet, в котором уже всемирно популярный основанный им Google лишь одно из многих дочерних предприятий. Сам он уверен: достигнуть всего этого к 42 годам ему помогли принципы, заложенные с самого детства – идти постоянно вперед, не останавливаться на достигнутом, становиться только лучше.

Семь лет назад Сергей Брин был в Израиле с долгим визитом в честь 60-летия создания еврейского государства. Он был неразговорчив и серьезен в своих дорогих костюмах на официальных встречах с израильскими политиками, расслабился только тогда, когда, переодевшись в джинсы и кроссовки, приехал в одну из израильских школ. «Мои родители – обычные русские евреи, – так начал Брин свою речь. – Мой отец – преподаватель математики, и у него есть определенный подход к обучению. Он простой. Вот
мне сказали, что ваша школа недавно получила семь из десяти наград на математическом конкурсе школ Израиля. Так вот, мой отец в таких случаях говорит: как насчет остальных трех?». «Как насчет остальных трех?» – именно этот вопрос, очевидно, постоянно задаваемый Брином самому себе, и можно считать одним из объяснений его потрясающего успеха.Оба родителя Сергея Брина – выпускники механико-математического факультета МГУ. Михаил Израилевич Брин – бывший научный сотрудник Научно-исследовательского экономического института при Госплане СССР, кандидат физико-математических наук, ставший в Америке почетным профессором Мэрилендского университета. Мама, Евгения – в прошлом научный сотрудник в Институте нефти и газа, затем специалист по климатологии NASA, автор многих трудов по метеорологиии директор благотворительной организации ХИАС. Бабушка и дедушка Сергея также связаны с наукой и широко известны. Некоторые исследователи его биографии доходят и до прабабушки – Рахили Израилевны Кациной, родившейся в 1886 году. До 1914 года она жила в Германии, потом была интернирована в США, где вступила в компартию США. В университете Чикаго училась на микробиолога, а в 1921 году отправилась в Россию, желая строить новое, светлое социалистическое будущее. В 1938 году она была назначена директором Московского бактериологического института, но вскоре арестована и приговорена к восьми годам тюрьмы за деятельность, «подрывающую основы коммунистического общества». После досрочного освобождения в 1941 году она всю войну проработала в полевом госпитале, а затем, до конца своей жизни – в простой поликлинике.Ее рассказы об Америке начала XX века зародят и в ее внуках мысль о том, что можно тоже попробовать. И вот, в конце 70-х годов из небольшой квартирки в обычной пятиэтажке в центре Москвы Михаил и Евгения Брины вместе с шестилетним Сергеем переезжают в небольшой дом в Мэриленде. Еврейская коммуна помогла им приобрести подержанный Ford, устроила Сергея в начальную школу при местной синагоге. Позже Сергей признается, что уклон в историю еврейского народа был ему тогда совершенно неинтересен. Он изменит свое мнение довольно скоро: в 11 лет родители свозят его в Израиль, и он станет готовиться к ритуалу бар мицва. Правда, в последний момент он от иудаистского посвящения все-таки откажется, но мысли о национальном самосознании сохранит. «Я всегда чувствовал себя каким-то меньшинством, – признался однажды Сергей. – Думаю, что это отчасти следствие того, что я еврей. Впрочем, именно это чувство подарило мне осознание, что и не нужно быть частью толпы, нужно постоянно сохранять свою независимость, стремиться к бунту». ЧИТАЙТЕ ДАЛЬШЕ: http://newrezume.org/news/2017-06-15-13515?utm_source=email
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments