deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Categories:

Любовь Столица (1884-1934)

Автор - Томаовсянка. Это цитата этого сообщения

Любовь Столица, Любовь Столица, 
О ком я думал, о ком гадал. 
Она как демон, она как львица,— 
Но лик невинен и зорьно ал.

«Москва, 28 июня 1916 года.

Дорогая Любовь Никитична!

Только на днях возвратился с позиций и застал Вашу открытку. Простите, что поздно отвечаю. Лучше поздно, чем никогда. Городецкий служит тоже, и на днях заберут Блока.

Провожая меня, мне говорили (Клюев) о Клычкове, он в Гельсингфорсе и ноет.

Видел в «Северных цветах» Ваши стихи, они уже сверстаны в июльскую книгу.

Любящий Вас

Е с е н и н».

 

Столица (в девичестве Ершова; Столица--по мужу)  родилась в Москве, в семье ямщика Рогожской заставы.

Окончила Елизаветинскую гимназию в Москве (1902).

В 1906 году начала печататься. Сборники ее стихов-"Рання" (1908), "Лада" (1912), "Русь" (1916), роман в стихах "Елена Деева" (1916). Воспевала довольно стилизованную языческую Русь, деревню, противопоставляя ее городу; достигала яркой осязаемости стиха.

В январе 1917 г. в Камерном театре шла пьеса Л. Столицы "Голубой ковер".

В конце 1918 года эмигрировала, жила в Болгария, скончалась в Софии. Некоторые ее стихотворения положены на музыку А. Гречаниновым и Р. Глиэром.

Из цикла «Лето» 

Дышит медом травяная глубина, 
Увиваются над ней туманы тюлевые... 
Вновь напевен воздух! Вновь жива весна! 
Улыбаюсь я, просторами разгуливая.

Бытие мое смутили города, 
Думу девственную злобою укалывая. 
И вернулась, уж навек, я к вам сюда - 
Шири солнечные, влажности опаловые!

Поступь трепетна. Испуган бледный лик. 
И дыханье холодно, как лето северное... 
А земной зеленый мир блажен, велик 
Мне объятья полонил охапкой клеверного.

И не знаю, сплету ль себе венок? 
И сумею ль?.. И посмею ли?.. Оканчивая, 
Я свиваю жизнь свою с цветком цветок 
Из тебя и для тебя, о земь приманчивая!

 

 

 Благодатный богомаз                          (Иконописец Андрей Рублев)                      Как под городом Москвою богомольной                     В роще-пуще заповедной златоствольной,                     Где ни филин не водился, ни упырь,                     Но где жил скворец-чернец и Бога славил,                     А отшельник-ельник свечи в небо ставил, -                     Древле славился Андроньев монастырь.                      Над горою яркотравной, плавносклонной                     Встал он, крепкий, крестоверхий, побеленный,                     Что корабль для неземного уж пути...                     А в янтарнодонной Яузе-речушке                     Отражались, как соты, лепясь друг к дружке,                     Кельи утлые - приют святых житий.  
                     И живал в одной из них во время оно,                     Послушание приняв писать иконы,                     Вельми чудный молодой монах Андрей -                     Ряса радужным мазком перепелёса,                     Сам невзрачный - худ и ряб, жидковолосый, -                     Но сияющие пламена очей!                      Он, бывало, на духу очистит совесть                     И, к труду постом-молитвою готовясь,                     Заключится, став для братии чужим...                     И разводит на меду, желтках и сусле                     Краски новые... И страх, унынье ль, грусть ли -                     Лишь Господь знал, что тогда владело им!                      Но потом, когда ступал он по подмосткам                     В храме троицком, соборе ли московском,                     Как бы все его менялось естество:                     Леп и легок. Весь лучился! Даже - куколь...                     И - ты мыслишь - сверху голубь реял-гукал?                     Нет, сам Дух Святой спускался на него!                      И сквозили стены воздухом-лазорем,                     И росли-цвели смарагдовым узором                     Кущи райских иль Сионских мощных древ,                     И лилось-вилось вдоль вый кудрей обилье,                     Никли веки, пели губы, стлались крылья                     Серафимски-взрачных юношей и дев...                      И сокровищем нам стала стенороспись,                     По игуменским веленьям, княжьей просьбе                     Сотворенная Андроньевским бельцом,                     Тихим, трепетным, в веснушинках и оспе,                     С дивным даром воплотившим в эту роспись                     Мир, желанный им и зримый за письмом.                      Мир небесный, что всей грезе русской близок,                     Где - криницы, крины... венчик, бела риза...                     Где Архангельский и лепет Девьих слов...                     Мир, где несть ни мужеска, ни женска пола                     И где духом пребывал, трудясь, как пчелы,                     Благодатный богомаз - Андрей Рублев. 1929 

Любовь Столица, поэтесса и драматург, автор нескольких сборников стихотворений, поэм («Зоя и Авенир», «Лебединая Родина», «Голос незримого»), романа в стихах «Елена Деева», многих пьес («На весах судьбы», «Московские невесты», «Звезда от Востока», «Рогожская чаровница»...). Ею написан также ряд статей, в том числе о поэзии А. Блока, Н. Клюева.

   К снегу                           Бабочки, бабочки белые                          К нам с поднебесья летят!                          Пять их поймать уж успела я.                          Вот - на ладони сидят.                           Тихие, легкие, вольные...                          Меньше не видано крыл!                          Верно, им сделала больно я:                          Вот уж и след их простыл...                           Руки расставивши, снова я                          Их стерегу над собой.                          Вьются все новые, новые                          В кудрях, у плеч, над губой!                           Что ж их поймать не успела я?                          Что ж я упала без сил?                          Бьют меня бабочки белые -                          Сотни серебряных крыл... 

 При луне хороша одна,

При солнце зовёт другая.

Не пойму я, с какого вина

Захмелела душа молодая?

 Сергей Е с е н и н. (до 1919).

 

 До  сих  пор  в  Есениниане,  к сожалению,  не нашлось места  для серьёзного  и обстоятельного осмысления биографии, личности  и  наследия  

 Интерес  к  личности   Любови Никитичны Столицы мотивирован не  только  перепиской, эпистолярными коллизи-ями и близостью к Есенину: сама Любовь Никитична обладала  пусть весьма   скромным,  но  заметным,  не  лишенным  самобытности,  лирическим,   драматическим,   просветительско-культурологическим  дарованием, обратившим на  себя внимание   взыскательных  мастеров  художественного слова,  деятелей   искусства   (орфоэпическое замечание: ударение в фамилии поэтессы – на первом слоге).

 

Серия сообщений "Есенин":
Часть 1 - Сергей Есенин + Айседора Дункан + ...
Часть 2 - Сергей Александрович ЕСЕНИН, замечательный русский поэт
...
Часть 15 - Сергей Есенин. Отговорила роща золотая
Часть 16 - 3 октября 1895 года родился Сергей Есенин (1895—1925)
Часть 17 - Любовь Столица (1884-1934)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments