deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Categories:

«Легенда Феррари»: двойная жизнь прекрасной поэтессы Серебряного века

Автор - Donnarossa. Это цитата этого сообщения
Смотрю с большим интересом 12 серийный шпионский детектив «Легенда Феррари» с Ольгой Погодиной в главной роли. Актёрский состав и игра прекрасные. И сюжет заинтересовал, он  таков:

Действие многосерийной картины разворачивается в первые годы после Октябрьской революции, когда страна, раздираемая Гражданской войной, с опаской оглядывалась как на бывших, так и на действующих «союзников». История основана на реальных событиях и рассказывает о футуристке, поэтессе «малого» Серебряного века Елене (Эль) Феррари, или Ольге Голубовской.
- Крым, лето 1920 года. После неудачного покушения на барона Врангеля и гибели агентов разведуправления РККА большевикам нужен новый хитроумный план по реализации «Крымской миссии». На это дело назначают лучшего агента — Елену Голубовскую, которая свободно владеет пятью языками. В Крыму Голубовская появляется уже как Эль Феррари — одарённая итальянская поэтесса, рождённая в Санкт-Петербурге. Её задачей становится не только физическое устранение Врангеля с целью деморализации белой армии, но и руководство операцией по похищению золотой казны белогвардейцев. Всем планам неожиданно мешает немец Максимилиан Эрмлер, журналист одной из местных газет, оказавшийся по совместительству резидентом британской разведки.

А кем же на самом деле была Мадам Феррари?
Резидент особого калибра Елена Феррари. Поэтесса, разведчица или террорист? Как Елена Феррари покушалась на жизнь Врангеля, и что связывало её с Максимом Горьким? Что скрывалось за секретными донесениями? Как создавалась агентурная сеть за рубежом? Наконец, кем была главная героиня, оставшаяся в истории под несколькими именами? Впервые вся правда о том, как действовала советская военная разведка в начале XX века.
***
Елена Феррари, футуристка, носительница традиций чувственной лирики, была необычна во многих отношениях. Она писала стихи небрежно, не зацикливаясь на точности рифм, но «цепляя» публику искренностью. Ей приписывали романы со многими мужчинами, но всегда казалось, что она занята чувствами больше на бумаге, чем в жизни. Это было и так, и не так. Одна страсть затмевала её страсть к поэзии: она была предана и до последнего своего дня неистово служила... разведке.
«Золото кажется белым…»
/А. Б./
Золото кажется белым
На тёмном загаре рук.
Я не знаю, что с Вами сделаю,
Но сама – наверно, сгорю.
Я уже перепутала мысли
С душным, горячим песком,
От яблок неспелых и кислых
На зубах и словах оскомина.
Беспокойно морское лето.
Я одна. Я сама так хотела.
Обеднелые грустны браслеты
На коричневом золоте тела.


Елена (Константиновна) Феррари/итал. Elena Ferrari, псевдоним; имя при рождении Ольга Фёдоровна Ревзина, по мужу Голубева или Голубовская; (1899, Екатеринослав — 16 июля 1938, Москва) — русская и итальянская поэтесса начала 1920-х годов, кадровая сотрудница Разведупра РККА, капитан госбезопасности, кавалер ордена Красного Знамени (1933).
Ольга Ревзина родилась в семье штейгера (горного мастера) Фёдора Абрамовича Ревзина. Родная сестра военного деятеля и разведчика Владимира Фёдоровича Ревзина, сменившего фамилию на Воля (1898—1940, расстрелян). О её якобы еврейском происхождении и «итальянской» внешности упоминает Н. Н. Чебышёв со слов В. Ф. Ходасевича.
Владела английским, французским, немецким, итальянским и турецким языками. В 1916—1917 годах — член партии большевиков, затем вместе с братом порвала с большевиками и примкнула к анархистам. Приняла участие в формировании анархистского партизанского отряда имени М. А. Бакунина, командиром которого стал её брат. Была замужем, носила фамилию мужа и соратника по партизанскому отряду имени М. А. Бакунина, рабочего Григория Голубева, о котором более ничего не известно. С 1918 года восстановила сотрудничество с советской властью.
">
Гражданская война
С 1918 по 1920 год в составе Красной армии участвует в Гражданской войне: сестра милосердия, рядовой боец (стрелок), командир стрелкового отделения и разведчица в тылу деникинских войск. Воевала в составе 12-й армии РККА на Украине, в одном из боёв лишилась пальца на руке. В это же время её брат В. Ф. Воля «выполнял отдельные боевые задания в тылу врангелевских войск на Чёрном море, где им была захвачена неприятельская шхуна с грузом и пленными».
В мае 1920 года отправлена в Москву для учёбы на Курсах контроля и разведки. По заданию советской разведки в марте 1921 году отбыла на оперативное задание в Турцию.
По данным, полученным в 1923 году Максимом Горьким, Голубовская принимала участие в таране яхты П. Н. Врангеля «Лукулл» 15 октября 1921 года. В яхту главнокомандующего, стоявшую в Константинополе на рейде, врезался итальянский пароход «Адриа», шедший из советского Батума. Врангель находился на берегу и не пострадал, погибли мичман П. П. Сапунов, корабельный повар Краса и матрос Ефим Аршинов; при потоплении яхты были утрачены деньги и ценности врангелевской армии. Расследование пришло к выводу о случайности происшествия, в то время как это, по-видимому, было покушением на Врангеля, организованным советской военной разведкой.
Берлин и Париж: резидентура и литературная деятельность
В 1922 году Елена Феррари (этот псевдоним она в дальнейшем будет использовать и как литературный, и как агентурный) появляется в Берлине и заводит личные знакомства с Максимом Горьким и другими литераторами русского Берлина начала 1920-х (Виктором Шкловским, Владиславом Ходасевичем). Сохранилась и частично опубликована её переписка с Горьким, начавшаяся в апреле 1922 года. Начинающая поэтесса и писательница предлагала свои опыты на отзыв Горькому и Шкловскому. Шкловский советовал ей обратиться к опыту современной модернистской литературы, в то время как Горькому были не по душе её подражания Пастернаку и Маяковскому, и тот призывал Феррари следовать за Ходасевичем как преемником пушкинской традиции. Корреспондентка уверяла Горького, что возвращение в Россию для неё невозможно из-за каких-то «ошибок» перед советской властью. В то же время опубликованные материалы по советским спецслужбам указывают, что и в Берлине Голубовская-Феррари продолжала вести разведывательную деятельность «по разложению войск Антанты».
В ноябре 1922 года Голубовская была назначена помощником С. П. Урицкого, нового резидента Разведупра и ОГПУ в Париже после провала Якова Рудника. Своим берлинским знакомым она представила эту поездку как вызванную литературными интересами. Шкловский написал для направлявшейся в Париж Феррари, увлечённой авангардом, рекомендательное письмо футуристу Илье Зданевичу.
037 (80x32, 1Kb)038 (80x32, 1Kb)
В конце 1922 — начале 1923 года Феррари стала активным участником собраний Берлинского дома искусств, и её имя неоднократно упоминается в прессе. Тесно общается с художником Иваном Пуни, жившим неподалёку от неё в Берлине. Их соседство упоминается в повести Шкловского «Zoo, или Письма не о любви», где имеется и словесный портрет Елены:
«У неё лицо фарфоровое, а ресницы оттягивают веки.
Она может ими хлопать, как дверьми несгораемых шкафов…»
Феррари выступала в Берлине также совместно с итальянским футуристом Руджеро Вазари. В 1923 году в Берлине (издательство «Огоньки») выходит сборник стихотворений Феррари «Эрифилли» (название — греческое женское имя, буквально «горячо любимая»). Планировались к выходу (в издаваемом Горьким журнале «Беседа» и отдельной книгой) её прозаические «сказки», которые, в отличие от стихов, Горькому нравились, однако публикация не состоялась.
ЭРИФИЛЛИ
Тихо на море. Тихо везде –
Вдали и вблизи.
Эрифилли неслышно по тёмной воде
Скользит.
Звёзды в воде – янтари
Лиловой морскою ночью.
На мачте нашей горит
Алый цветочек.
На мачте нашей горит
Кровавый флажок, –
В зеркале моря свои фонари
Зажёг.
Расцветает, как в утреннем небе,
Золотой солнечный шар.
Выплывает, как алый лебедь, –
Красный петух – пожар.
Звёзды! Свой блеск тусклый, бедный,
Спрячьте.
У нас огнём горит победа
На мачте!..
В апреле 1923 года Горький выясняет (по-видимому, через своего сына Максима Пешкова, имевшего личные знакомства в ОГПУ) её прошлое и предупреждает Ходасевича, чтоб тот был осторожнее с Феррари: «на большевичков работает, служила у них в контрразведке… она протаранила в Константинополе белогвардейскую яхту». Сохранилось письмо поэтессы к Горькому от 22 апреля 1923 года, где она сокрушается по поводу каких-то слов Максима Пешкова и ходящих вокруг её биографии слухов, не говоря ничего определённого. Через два дня Горький отвечал, что Феррари, рассказывая о своей биографии, «говорит о себе неверно», но «говоря о себе, ничего не ищет, кроме себя».
File:Elena Ferrari 1920s.png
Италия
Елена Феррари в 1920-е годы
После раскрытия её биографии Феррари прекращает свои литературные контакты в Берлине и отправляется в Москву (где в декабре 1923 года присутствовала на дружеской встрече с Б. Л. Пастернаком и С. П. Бобровым), а затем с новым разведывательным заданием в Италию. Там она продолжила литературную деятельность совместно с художником-футуристом русского происхождения Виничио Паладини, входила в группу итальянских «имажинистов» (дебютировавших в 1927 году, когда Феррари уже была в Москве).
В 1925 году вышел её второй сборник стихов «константинопольской» тематики «Prinkipo» (греческое название острова Бююкада около Босфора) на итальянском языке. Эту книгу Феррари посылала Горькому, с которым вновь списалась осенью 1924 года.
Последние десять лет карьеры
В 1925 году Голубева (Голубовская) вернулась в СССР и возобновила работу в аппарате Разведупра на месте. В январе 1926 года назначена сотрудником-литератором третьей части третьего отдела Разведупра РККА, но летом того же года уволена со службы. Печаталась под псевдонимами как журналист в советских изданиях («Новый зритель», «Красная нива», «Красная звезда», «Известия», «Юный коммунист», «Пионер»), а также продолжала публиковаться в Италии.
В 1926—1930 годах не работала в разведке, находясь, однако, в резерве РККА, затем вновь получила задание во Франции и работала там помощником резидента, пользуясь прежним псевдонимом Феррари. В 1932 году на страницах парижской газеты «Возрождение» Н. Н. Чебышёв, сотрудник врангелевской контрразведки, со слов Ходасевича предаёт гласности участие Елены Феррари в таране яхты «Лукулл», назвав, помимо псевдонима, также фамилию «Голубева» (героиня заметки в то время вновь находилась во Франции, что, возможно, стало известно Чебышёву) и особую примету — отсутствие пальца на руке. В начале 1933 года разведчица была отозвана в Москву, либо из-за статьи Чебышёва, либо из-за серии провалов советской агентуры в Европе.
Постановлением ЦИК СССР от 21 февраля 1933 года Ольга Голубева награждена орденом Красного Знамени «за исключительные подвиги, личное геройство и мужество» (орден вручён 7 июля 1933 года). В июне 1933 года после сдачи экзаменов по французскому языку получила звание «военный переводчик I разряда», а в сентябре 1935 года сдала также и экзамены по итальянскому. Была помощником начальника отделения первого (западного) отдела Разведупра РККА (1935—1936), это продвижение по службе было связано с назначением главой Разведупра её многолетнего шефа С. П. Урицкого.
В 1935—1936 годах под оперативным псевдонимом «Вера» работала в США. Присвоено воинское звание капитан госбезопасности (июнь 1936 года). Проживала в Москве по адресу: Кривоколенный переулок, дом 5, квартира 25.
«Море в отсветах лиловых…»
Море в отсветах лиловых
Устало дышать.
Губы, давно не целованные,
Ждут и дрожат.
Ветер слегка свежеет,
Тревожен покой…
Кто в выгибе тёплой шеи
Приютится щекой?
Вскоре после разгрома кадрового состава Разведупра и ареста Урицкого в 1937 году гибнет и Голубева-Феррари: 1 декабря 1937 года арестована (через месяц после Урицкого), 16 июня 1938 по обвинению в шпионаже и участии в контрреволюционной организации приговорена Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания и в тот же день расстреляна. 23 марта 1957 года реабилитирована посмертно. В 1963 году частично опубликована её переписка с Горьким; о сотрудничестве «советской писательницы» Феррари с разведкой и её расстреле публикаторы не упоминают.
Документальный фильм о жизни военной разведчицы и поэтессы Елены Ферарри
История женщины, изменившей ход истории


Стихи Эль Феррари входили в состав антологии «Сто поэтесс Серебряного века» (СПб., 1996. — 2-е издание под названием «Сто одна поэтесса…» — 2001). В 2009 году сборник «Эрифилли» был переиздан.
СВЕЧИ К ОБРАЗАМ
Я люблю в вечернем храме
Ставить свечи к образам
И к Тебе в широкой раме
Поднимать мои глаза.
Позабыть людские лица,
И дышать легко, легко,
И без слов душой молиться
В тишине Твоих икон.
Льётся в сумеречном свете
Голубая благодать.
Ты душе моей ответишь,
Не сказав ни «нет» ни «да».
Робко опустив ресницы,
Я уйду в мерцанья свеч
И всю ночь мне будет сниться
Глаз Твоих немая речь.
Меч и цветы (557x158, 21Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments