deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Музей Жакмар-Андре

Оригинал взят у vita_colorata в Музей Жакмар-Андре
В этот раз я посетила этот музей на бульваре Haussmann , 158 ( ближайшее метро Miromesnil ) и была этому очень рада. И всячески советую всем, кто не бывал там еще. Музей, оставшийся в память о семье Жакмар-Андре ( Jaquemart-Andre) о двух людях, увлеченных собиранием предметов искусства,, интересен как своей коллекцией, так и интерьерами.
Перед Рождеством приходящих встречают вазы с красивыми букетами, в них радует красным цветом растение под названием падуб, которое принято испокон веков приносить на Рождество. По французски houx, слово  попросту произносится одной буквой "У", остальное - приятная ненужность , как и многое в Париже. Но именно приятные ненужности составляют уют, что доказывает особняк Жакмар-Андре своими интерьерами.



Посещение музея можно совместить с прогулкой от метро Сен-Лазар, которая будет интересной, так-как по пути будет церковь Сен-Огюстен и много красивых домов. Церковь любопытна тем, что несмотря на то, что она похожа на традиционные французские храмы из камня, строилась из металлоконструкций, технология в 19 веке активно развивающаяся параллельно с развитием обработки металла. Как часто бывает, мирное применение начинается с военных разработок, метод англичанина Бессемера, благодаря которому появилась сталь, отрабатывался на пушках, но Эйфелева башня была бы невозможна без этого изобретения. И, если зодчий Бальтер в 1860 е годы ( церковь строилась как раз одновременно с особняком Жакмар-Андре) прятал стыдливо металл за камнем, то через несколько десятилетий оголенный каркас гордо возвысился над Парижем, демонстрируя скелет, лишенный тела.



Особняк кажется сейчас маленьким среди высоких домов на бульваре.  Он был построен для банкира и коллекционера Эдуарда Андре архитектором Анри Параном ( Henri Parent ) в 1867-1874 годах. Андре Паран мог бы стать автором парижской Опера, он оказался вторым  в конкурсе после Шарля Гарнье. Особняк Андре был первым в ряду особняков Парана, построенных в Париже . Среди них был дом знаменитого Густава Эйфеля, не сохранившийся, что не удивительно, так-как Эйфель специализировался на металлоконструкциях, а Паран на особняках.

                                           

Особняки 19 века в какой-то мере продолжают традицию парижских отелей, сохранившихся еще с 17 века. Их объединяет материал - весь старый Париж построен из одного камня, который был, можно сказать, под ногами. Любопытно, что в какие-то годы дома стали наступать на бывшие каменоломни и почва иногда проваливалась вместе с постройкой.
В особняке Андре прослеживается традиция делать мансардный этаж с  окнами, - память о Франсуа Мансаре.  Здесь есть стена, визуально отделяющая здание от бульвара, что характерно для отелей старого времени, они все спрятаны за стеной с внутренним двором, в который въезжала карета хозяина.



Здесь стена не так высока, из окон особняка видно бульвар, но есть ощущение отделенности от суеты улицы. Терраса вдоль улицы приподнята над уровнем земли.

                                                 


Здесь так же есть внутренний двор,  в который можно попасть через парадный проезд.

                                          

Среди зданий Парана есть построенные в стиле эклектики, в неоготическом стиле, этот особняк относят к стилю времени Наполеона III, времени Второй Империи ( 1852-1870гг.) В эти годы Париж застраивался очень активно, на архитектуру влияли  вкусы встающей на ноги буржуазии,  стремящейся догнать аристократию и перегнать, отчего особняки делались с оглядкой на апартаменты богатых дворян с той разницей, что те владели шато с многовековой историей, а такие магнаты, как Эдуард Андре владели новостроем, интерьеры которого собирались по крупице, а не были фамильной коллекцией.
Особняк, обращенный входом в сторону двора продолжает традицию римской виллы, что подчеркнуто стеной, ограждающей пространство двора от чужих глаз, её округлые формы в тоже время напоминают нам о французском барокко.



                                         

Идея виллы, которой владеет дружная семья любящих супругов подчеркнута двумя римскими торсами, мужским и женским, они словно олицетворяют хозяина и хозяйку, приглашающих в свой уютный дом.

                                        

                                        

Здание охраняют каменные львы.





Фасад, обращенный во двор эклектичен,  римский портик поддерживает жилой этаж в стиле французского классицизма. Большие стеклянные окна - знак нового времени.



Вензеля буквы "А" на фонарях и дальше, в интерьере, имитируют родовой герб.

                                              

Хозяева могли чувствовать себя внутри в своем замкнутом мире, огражденном от суеты большого города.



Эдуард Андре, банкир из семьи банкиров был человеком хорошо образованным и со вкусом, собирателем предметов искусства. Его особняк напомнил мне особняк Генри Фрика в Нью-Йорке, построенный позднее, но под влиянием европейских особняков. Даже верится, что Фрик бывал в доме Андре, так  похожа идея создать идеальное пространство, в котором архитектура была бы  в гармонии с предметами искусства.
Андре не хватало своего портрета для поддержания имиджа аристократа с корнями и галереей запечатленных бабушек и дедушек.
Портрет был заказан  художнице Корнелии Жакмар, она называла себя Нели. Тогда Нели Жакмар  ( Nelie Jaquemart) было уже 40 лет и , судя по автопортрету, она не была писаной красавицей, однако была, видимо личностью, поскольку не каждая женщина решилась бы в то время стать художницей.

                                               

Нели была одной из первых женщин, учившихся официально в Школе изящных искусств Парижа. Она училась у Леона Конье, потом у Эрнеста Эбера, затем уезжала в Италию. С 1863 года она выставляется в Салоне, пишет портреты, одним из первых был портрет Эдуарда Андре, который сначала стал её меценатом и покровителем, а в 1881 году женился на ней.
Супруги отправляются в Италию, откуда привозят много шедевров итальянской живописи, в 1888 году едут .в Санкт-Петербург.
В 1894 году Эдуард умирает, а Нели уезжает на Восток, посещает Японию и Индию в поисках очередных предметов для коллекции.
Затем Нели отправляется в монастырь, в аббатство Шализ, где и живет до конца своих дней. Особняк она завещает Институту Франции и в 1913 году здесь открывается музей.
А в следующем посте мы посмотрим интерьеры особняка.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments