deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Собор ХХ века

Оригинал взят у nkbokov в Собор ХХ века
    Не один среди нескольких, а единственный, спроектированный архитектором как таковой, построенный в Эври (Evry), в 30 км на юг от Парижа.
Слух о нем прошел в год завершения строительства, 1995. Тогда в июне я отправился на место «посмотреть», включив Эври в поход по соборам, который я тогда предпринял.
     Ибо Париж имеет свое «золотое кольцо» – соборов, готических, отстоящих от столицы на 80-150 км, в главных чертах повторяющих Нотр-Дам. Особенность ее готики – отсутствие шпилей на башнях; они есть у «идеального готического собора» (слово Вьоле-ле-Дюка) – Шартрского. В Сен-Дени, впрочем, тоже были шпили, пока один из них не сокрушила молния в начале 19 века.


Собор Эври летом.

     Городок Эври разрастался с 60-х и превратился в столицу департамента Эссон (91), университетский и промышленный центр.
Открыта была и новая епископская кафедра. Подходящей по размерам церкви не оказалось.
     По старой, сложившейся в средние века схеме нужен был собор рядом с новыми мэрией, префектурой, торговой палатой. И университетом, уже построенным.
     Новому времени – новые очертания, не так ли.
     Прежние опыты – неоготики 19 века (Сен-Жан-Батист де Бельвиль в Париже…), неороманского стиля (ц. Сен-Дени Вьоле-ле-Дюка в Сен-Дени…), византинизма (Сент-Эспри Поля Турнона [Paul Tournon 1881-1964]), эклектики (Сакре Кёр…), модернизма (Корбюзье в Роншан; эту церковь /на прошлой недели посетили вандалы:/ разбили вдребезги витраж, подписанный архитектором) по-своему интересны.
     Итальянец Марио Ботта имел опыт религиозных построек в Бразилиа и в Рио-де-Жанейро. В Эври он решал задачу комплекса зданий, где церковь – одно из них, причем не противопоставляющее себя остальным, но и узнаваемо другое.
     Он выбрал усеченный цилиндр (38 м в диаметре, достигающий 34 м в высокой части), в который вставлен другой, меньшего диаметра, образующий неф.
     К храму примыкает жилой корпус, напоминающий клуатр, где размещены епархиальное управление и монастырь доминиканцев.
     По овалу сечения цилиндра посажены 24 серебристые липы, нагруженные – кроме листвы – многообразной символикой. Весной на Пасху распускаются листья и напоминают о Воскресении… 24 часа суточного круга… 12 колен Израилевых плюс 12 апостолов…
Цилиндры отлиты из бетона и облицованы тулузским кирпичом, он розоватый и легче сделанного из северной глины. Узор стен напоминает, по мнению некоторых, дома в южном Тунисе (он еще весьма затрудняет рисование графитти... )
Собор города Альби, кстати, построен из кирпича целиком.


Неф и вид на хоры.

     Проект собора Эври рассматривался в Ватикане в мае 1990 года; первый камень положен на Пасху через год в присутствии папского нунция. При освящении в мае 1997 года он  наименован собором Воскресения и св. Корбиния (местный подвижник 8 века); в августе его посетил папа Иоанн-Павел 2.
     В 2006-м создана Скола Канторум.

     Марио Ботта, известный своим Музеем современного искусства в Сан-Франциско, говорил об увлечении византийскими и романскими постройками северной Италии.
     В основе цилиндра лежит круг, «самая совершенная фигура» («…подобная Богу, чья окружность повсюду, а центр нигде», – эта бродячая цитата обычно приписывается Николаю Кузанскому… или бл. Августину). Тулузский кирпич, использованный для облицовки, объединил 4 элемента: он сделан из земли и воды, высушен на воздухе и обожжен на огне…
     Кирпичей понадобилось 840 000. Высокая часть собора ориентирована на северо-запад, перепад высот сечения составляет 34/17 м. Крыша прозрачная, с несущим металлическим треугольником посередине, опирающимся на три консоли. Надстройка высокой части поддерживает колокольню с пятью колоколами и крестом (общим весом в 3 тонны). Доступ в собор осуществляется через три входа: традиционный с юго-востока, вход для процессий с запада, и с востока.
     Диаметр цилиндра нефа – 29 м; он выстлан черным гранитом.
     Позади хоров расположен витраж, изображающий условное дерево.
     Боковые галереи спускаются в хоры широкими низкими ступенями, называемыми ослиный шаг. Они освещаются окнами с абстрактными цветными витражами Ким Эн Юнга.
     Престол сделан из белого каррарского мрамора и покоится на столпе, спускающемся в крипту, где приготовлены 24 ячейки для будущих захоронений епископов (хватит на 500 лет… приблизительно).
     В левой части хоров установлен 9-тонный баптистерий из белого мрамора цилиндрической формы; при крещении возможно погружение.
      В глубине нефа, под главным юго-восточным входом, расположен придел св. даров. Он 8-угольной формы, символизируя семь дней недели и восьмой – день Воскресения. Освещение осуществляется через колодец из окна, расположенного позади престола. Пол покрыт гранитными плитами и видимым рисунком, напоминающим лабиринт Шартрского собора.


Крыша-потолок и несущий треугольник.


Вид на неф из хоров.

     Мебель проектировал тот же Ботта; тут нужно пожалеть, что декоративные отверстия по краям сидений и спинок вызывают ненужную ассоциацию с кинопленкой и тем сам приземляют (и обедняют) атмосферу религиозного пространства.
     Бургундский дуб, из которого сделана мебель, не спасает положения.
     (Опускаю подробности декора, иконографии и колоколов; по-французски их можно найти здесь).
     А вот акустика великолепна: голос проповедника отлично слышен и без микрофона, тембр не теряет своих качеств.
     Вместимость собора 1400, из них сидячих мест 800.


Внешняя кирпичная облицовка.

     Собор проектировался и строился в атмосфере полемики.
     Нужен ли новый собор при нынешнем замедлении христианизации? Не странно ли появление нового грандиозного храма? Да и цилиндрическая форма ничуть не походит на традиционную, в виде латинского креста…
     Спорили и о финансировании строительства, первоначально оцененного в 90 млн франков. По слухам, деньги дало государство. Однако министерство культуры выделило всего 13 млн на предполагавшиеся помещения для центра искусств. Теперь он открыт и разделен на две части: музей Поля Делуврие (африканское искусство) и национальный центр религиозного искусства.
     Остальные деньги пришли из церковного фонда Стройки Кардинала (Chantiers du Cardinal), пожертвованы архиепископиями Мюнхена и Фрайзинга (5 и 5 млн), предприятиями-меценатами. 400 тысяч верующих сделали взносы. По окончании строительства все затраты оказались покрытыми.
     Одновременно в городе возводилась мечеть Эври-Куркурон; стали опасаться атмосферы «противостояния» двух главных религий. Опасение улеглось после возведения в Эври пагоды вьетнамских буддистов Khan-Anh.
     Один журналист вызвал разговоры о том, что усеченный цилиндр собора и треугольник в структуре крыши напоминают о масонстве. Согласно же архитектору, треугольник символизирует св. Троицу; наклонной плоскостью с деревьями он хотел избежать мертвящей статичности. В самом деле, со стороны овала собор имеет мирный и почти домашний вид в отличие от импозантности и неприступности со стороны площади.


Овал сечения зимой.

     В 2000-м я напечатал в католическом еженедельнике «Жизнь» (La Vie) статью, в которой вспомнил «великого инквизитора» и его угрозу «накормить» и заставить забыть о Христе. И отметил, как курьез, что хлебные элеваторы во Франции своими очертаниями удивительно напоминают церкви! Но их формы обрублены, тупы…
     Открыв свежий номер, я оторопел: редакция иллюстрировала мою статью… снимком собора Эври! Не спросив моего мнения, будучи уверенной, что я заведомо согласен.
     Но это не так. Опыт Эври интересен, архитектор Ботта – мыслящий и скромный. Конечно, повторение его собора невозможно, он никогда не станет «типовым», архитектура в наше время – искусство уникальных сооружений. Впрочем, деревья на крышах дорогих многоквартирников после Ботты появлялись (Gagny…) …но не выживали. Остались бетонные кубы, заметные снизу, о назначении которых – быть горшками – уже никто не знает.


Клуатр.


Собор Эври зимой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments