deligentkname (deligent) wrote,
deligentkname
deligent

Тбилиси, часть первая. Тбилиси средневековый и губернский.

Оригинал взят у kucheryavchik в Тбилиси, часть первая. Тбилиси средневековый и губернский.
Увлекательный таксист Ашот высадил меня где-то в районе автовокзала на окраине Тбилиси. Путеводитель, автобус, маршрутка – с помощью пассажиров я добрался до площади Свободы. На изучение грузинской столицы в моём турпакете было выделено жалких полтора дня, и в этом городе время истекало быстрее, чем в других остановках на маршруте моего панкавказского путешествия. Рядом с центральной площадью в старом тбилисском дворе я нашёл хостел, и быстро приняв освежительный душ, отправился в пыльный жаркий день. Нужно было спешить всё увидеть.

Вид на Тбилиси с холма Сололаки.

Я вышел из хостела и оказался на главной площади Тбилиси. Площадь Свободы или «Тавислуплебис моедани» (я много раз ездил на метро и запомнил название станции наизусть). Гонка со временем началась. На самостоятельное изучение города оставалось 36 часов, а планов было много. Всё началось на площади Свободы, где на колонне парит позолоченный Георгий-Победоносец, а вокруг него по клумбе кружат маршрутке и легковушки. Всё вокруг меня кипело, шумели, шипело: дикое автомобильное движение по кругу вокруг колонны на площади без разметки, торговля в и вокруг подземных переходов, продавцы семечек, домашних хачапури, чехлов для айфонов, кроссвордов и старых книг, попрошайки с набитым нюхом на туристов. Золотая колонна, символ свободы, среди водоворота жёлтых маршруток. Да, Тбилиси – живой, динамичный город.

Площадь Свободы в Тбилиси.
Времени на изучение Тбилиси у меня было крайне мало, слишком мало даже для того, чтобы успеть увидеть основной перечень достопримечательностей из путеводителя. Общее представление об истории города я получил на бесплатной обзорной экскурсии по центру Тбилиси, где один очень милый молодой грузин провёл меня по тем местам и улицам, которые предусмотрены для массовых туристов. Так я увидел церковь Сиони, новодел кукольного театра, мост Мира, новый президентский дворец, окинул взглядом район Авлабари и прогулялся вдоль проспекта Руставели. Уже на пешеходной экскурсии я оценил многообразие архитектурных стилей, формирующих современный Тбилиси.

На одной фотографии поместилась практически вся история архитектуры человечества: от раннехристианского церковного зодчества через средневековые арабские форты, советское массовое строительство до современного высотного люкс-вип-жилья.
Обзорная экскурсия была в высшей степени странной. Бесплатная экскурсия предполагает, что гид работает за чаевые, поэтому рассказывает историю заинтересованно, часто подключая участников к театральной игре или дискуссии. Тбилисский экскурсовод оказался самаритянином. Не снимая флегмы с лица, он прочитал довольно унылый текст, проводил нас по части центрального Тбилиси и, доведя нас до площади Руставели в конце одноимённого проспекта, оставил самостоятельно искать дорогу домой. Оставшийся после недопонятой экскурсии вечер мы с товарищем провели в компании ЖЖ-френдов за большим грузинским столом с вином, хачапури, баклажанами, сацебели и тархуном.

Мост Мира соединяет две части старинного центра Тбилиси. На горизонте слева виден новый президентский дворец в умопомрачительном смешении всех стилей архитектуры сразу. На переднем плане блестит в лучах заходящего солнца аллюминиевый корпус нового концертного зала - виновника тревоги и бессонницы для многих жителей Тбилиси.
В Тбилиси у меня было всего полтора дня свободного времени, и это время нужно было чётко рационализировать. Место пышных обедов заняли обедоужины в местных столовых, найти которые в центральной части Тбилиси не составляло труда. За углом от любой большой улицы, в полуподвальном помещении с кирпичными сводами и узкими окнами всегда прячется таверна, где в прохладной атмосфере можно очень вкусно и сытно покушать за очень небольшие деньги.

Народная харчевня в Тбилиси. Вкусно и недорого.
К слову о еде, из всего спектра богатой грузинской кухни основными блюдами на ежедневном столе являются хинкали и хачапури. На первое особой популярностью пользуется суп харчо, из мясных блюд на второе часто берут "острый" - наваристая говядина в густом и очень остром томатном соусе, похожем на гуляш.

Грузинский обеденный стол на примере компании шумных друзей. Хинкали, салат из свежей зелени, белый хлеб, водка.
Тбилиси растянулся вдоль течения реки Мтквари. Русское название реки – Кура. Город лежит в долине реки, зажатый с обеих сторон лесистыми горами, на которых нарастают жилые массивы. Ближе к старой части Тбилиси долина сужается, а на севере и юге город будто разрастается новыми районами из стиснутого ущелья течения Куры.

Отсюда начинался Тбилиси.
Название города переводится с грузинского языка как «тёплый источник». В русском языке долгое время было принято наименование города Тифлис. Через русский язык название Тифлис перешло в другие европейские языки. Так грузинская столица до сих пор пишется, к примеру, на табло в немецких аэропортах. В русском языке Тбилиси сменило Тифлис где-то после прихода в Грузии советской власти.

С 6 века Тбилиси был столицей Грузии. Если говорить точно, столицей восточной части Грузии. В прошлом территория современной Грузии управлялась разными княжествами, и на протяжении истории это княжества нередко сражались между собой. Не удивительно, что путешествуя по стране, в разных городах можно слышать фразу о том, что тот или иной город был «древней столицей Грузии». Кутаиси был столицей княжества Имерети, Ахалцихе – Месхети, Батуми – Аджарии. Тбилиси был столицей Картли, княжества, которое легло в основу современной Грузии. Картлийский диалект грузинского стал основой для современного литературного грузинского языка. Исходя из этого, Тбилиси можно назвать самой главной грузинской столицей – статус, которым этот город наслаждается уже более 1400 лет.

Здание бывшего парламента Грузии на проспекте Руставели. В прошлом году парламент переехал в новосозданный правительственный квартал на окраине Кутаиси.
Грузины – это собирательный термин для целого ряда разных народов, проживающих на территории современной Грузии. Кахетинцы, сваны, месхеты – все они имеют собственный диалект, местные особенности кухни, одежды, верований. Некоторые из народов, оказавшись в составе Грузии, этнически отличаются от грузин. Национальное отличие дало этническую почву для начала войн в Абхазии и Южной Осетии.

Грузия - как многоцветный ковёр. Здесь проживает много народов с разными традициями.
О многовековой истории Тбилиси свидетельствует несколько памятников глубокой древности. К примеру, древние тёплые серные бани Абанотубани, давшие название городу «тёплый источник». Район старинной городской застройки вокруг Абанотубани ЮНЕСКО защищает как оригинальный образец грузинской средневековой светской архитектуры.


С 6 в. н.э. на берегу реки Кура стоит главный православный храм Тбилиси - церковь Сиони. Здесь хранится главная реликвия Грузии – кресст святой Нины, просветительницы Грузии, чья миссионерская деятельность в 3-4 вв. привела к христианизации страны.

Интерьер церкви Сиони.
Самая большая церковь Грузии, Цминда Самеба (церковь Троицы) была освящена в 2002 году. До её строительства на противоположном берегу реки в монастыре Сиони находилась кафедра грузинского католикоса – главы Грузинской православной церкви. Грузия второй в мире после Армении приняла христианство как государственную религию. Случилось это в городе Мцхете в 337 году. Как и Армянская апостольская церковь, Грузинская православная церковь относится к древним восточным церквям и никак не связана с Русской православной церковью.

Над вечерним городом светится самая большая церковь Грузии - Цминда Самеба.
Крепость Нарикала, расположенная на горе Сололаки над старым городом, в прошлом обороняла Тбилиси от завоевателей: сначала персов, потом арабов, а впоследствии - османов. Крепость была разрушена землетрясением в 18 веке и с тех пор не восстанавливалась. В 1958 году рядом с крепостью была собрана из алюминиевых пластин советская женщина-воин: с мечом и кубком вина. За реализацию типового проекта статуи родины-матери (внешне мало отличающейся от ереванской или киевской аналогичных статуй) её автор даже получил государственную премию.

Вид сквозь руины армянской церкви на статую Мать-Грузия на горе Сололаки.
От главной площади Тбилиси, площади Свободы, исходит проспект Шота Руставели. Главная улица всех грузинских городов носит имя этого средневекового грузинского поэта. Проспект Руставели в Тбилиси – это широкая шестиполосная дорога, вдоль которой растут платаны, тротуары вымощены плиткой, а фасады домов приведены в парадный вид. Одну деталь не доработала городская администрация: пересечь красавец-проспект можно лишь в одном из двух его концов. На практике, полуторакилометровую улицу с оживлённым движением невольно приходится перебегать наобум.

Проспект Руставели.
Подготовленные к визиту иностранных туристов широкие улицы и проспекты создают образ преуспевающего города, дают прочувствовать лоск того, что в путеводителях принято называть финансовой и культурной столицей. Однако уже в квартале от проработанных до мелочей, кроме подземных переходов, показательных улиц, начинается более простая приземленная жизнь. Старые районы города, по разным причинам оказавшиеся в стороне от туристских маршрутов, впали в забвение. Дореволюционные дома с лепниной в гостиных и многоэтажными трещинами в подъездах находятся на самообеспечении жильцов. Сохранность этих домов государство не волнует.

В поисках уголка «старого Тіфліса», с резными балконами и покатыми крышами, как на знакомой каждому киевлянину фотографии на торце здания на углу улиц Саксаганского и Шота Руставели, мы с товарищем забрели в район Сололаки. Район расположен в минуте ходьбы от площади Свободы, однако в узких дворах, заросших виноградниками, в перенаселённых квартирах с имперскими вензелями на потолках, доставшимися обезземеленным крестьянам после перераспределения буржуазной собственности советской властью, мраморными парадными и трещинами размером с целый дом, здесь заметно, как мало меняется жизнь в Тбилиси в стороне от главных улиц. Там, где заканчивается магазин «Прада» в боковом крыле здания городского совета, резко обрывается декоративная тротуарная плитка и возникает совершенно иной образ Тбилиси.



Центральные проспекты Тбилиси – шумны, но во дворах Сололаки царит размеренный темп жизни. В жаркий полдень дети катаются на трёхколёсных велосипедах, женщины развешивают бельё на верёвках поперёк двора, бабушки обездвижено глазеют из полураскрытых окон во двор. В тени винограда спрятаны пару автомобилей. Мужчин нигде не видно, хочется верить, что все они – на работе.



Сололаки застраивался в конце 19 века – начале 20 века, в период промышленного бума и бурного роста городов во всей Российской империи. Сололаки – это тбилисский аналог того киевского Подола, каким он был до начала массового сноса урочищ Кожемяки в 1980-х годах.

На фоне трескающихся фасадов и осыпающихся балконов, узких парадных дверей, ржавых чугунных балюстрад совершенно не удивляет детская районная библиотека, где все официальные надписи делаются на листке ватмана чернильной ручкой, а старые советские шкафы с помутневшими от времени стёклами хранят экземпляры грузинской и мировой классики для детей.


Районная детская библиотека.
Даже здание разрушенной временем армянской церкви святого Геворга будто бы вписывается в образ забытого двадцать первым веком Сололаки. В подъездах многих домов можно видеть огромные трещины, оставшиеся после давних землетрясений. В окружённой горами Грузии землетрясения случаются довольно часто.

Разрушенная армянская церковь Геворга в Сололаки.
Улицы Сололаки – крутые и закрученные. Дома то взбираются на склон, то сбегают в сторону долины к реке. Медленный темп жизни в этом районе напоминает скорее деревню, чем столицу.

Жилой район и гора Сололаки, на которой расположена крепость Нарикала, берут своё название из арабского «сулулах», акведук. Водоканал предназначался для орошения крепостных садов. В месте примыкания района Сололаки к одноимённой горе, Тбилиси больше всего похож на какой-нибудь провинциальный итальянский городок: точно такие же холмистые улицы, крутые каменные лестницы и розовые сады я видел последний раз в Триесте.



Ощущение путешествия во времени дополняют ателье пошива на одной улице в Сололаки, где в нескольких минутах ходьбы от площади Свободы, как на старых открытках, в эпоху мобильных телефонов и генно-модифицированных овощей сохранились мастера, которые отмеряют, подшивают, подкорачивают, латают – руками. Работники таких заведений крайне приветливы, приглашают зайти в цех. Их доброжелательность не отпугивает даже наличие в руках «профессионального» фотоаппарата.



В коробке из-под украинского крекера (из-за торгового эмбарго с Россией большинство продуктов питания привозятся в Грузию из Украины по морю) сброшены сданные в ремонт вещи. Трикотажные ателье в Сололаки – пример человеческой изобретательности, где каждая вещь используется не по своему прямому назначению, и, тем не менее, приносит пользу обществу.



Основной инвентарь артели – простая трофейная швейная машинка Зингер, приводимая в движение педалями под столом, советский утюг. Из современного – китайская магнитола, подвешенная за рукоятку на гвозде, из которой доносятся мелодии российской поп-эстрады, да календарь с голой женщиной за 2008 год.

Сотрудники ателье оказались очень приветливыми. Запускали внутрь цеха и с удовольствием давали себя фотографировать. Единственным недовольным жизнью человеком оказалась крупная беловолосая русская женщина на пункте приёме товара. Со стойки ресепшна взглядом голодного коршуна она долго рассматривала меня, туриста, а на любые вопросы о жизни в Грузии отвечала, что раньше было лучше и по телевизору показывают, как в России хорошо, а в Грузии плохо и русских не любят. Не берусь судить, любят в Грузии русских или нет, уверен, что попадаются разные люди, но за все полторы недели в Грузии я обращался к людям на русском языке и, прежде чем говорил, что я киевлянин, ко мне уже относились приветливо. После войны в Южной Осетии в Грузии сохранился сентимент по русским туристам. Много людей, повстречавшихся мне на пути, смотрели на сложившуюся политическую ситуацию между Грузией и Россией философски, вспоминали, как было хорошо, когда отношения были налажены, и высказывали надежду на то, что в скором ситуация между двумя странами наладится и всё станет, как прежде. В свете таких высказываний мне неприятно было слушать старую русскую бабу конторщицу, которая под влиянием русского телевидения поливала Грузию грязью.

Я вышел из Сололаки, будто вернулся из машины времени. Вокруг снова кружили маршрутки, гудели клаксонами джипы, куда-то спешили огромные толпы людей. Подземный переход, базар, метро, станция Варкетили – я ехал смотреть один из районов массового советского жилого строительства на окраине Тбилиси. О советской и постсоветской архитектуре Тбилиси – во второй части рассказа!

Больше репортажей о Грузии, Армении и отдельных городах по пути моего транскавказского путешествия - по ссылкам!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments